Кто боится рассекречивания архивов СССР?

1

- Advertisement -

Исторические легенды гласят, что большинство придворных лекарей, лечивших российских государей, закончили свою жизнь трагически. Не прошло и суток после того, как В.М. Бехтерев поставил И.В. Сталину неутешительный диагноз «паранойя», как выдающийся ученый загадочным образом скончался. А был ли поставлен диагноз?

Засекречивание государственных документов – явление естественное. По каким признакам можно судить, что пора снимать гриф секретности? Вопрос сложный. В первую очередь сложный потому, что споры вокруг секретности вызывают недоумение: кому и зачем интересно рыться в этом историческом г… разной степени окаменелости?

Были ли Ленин немецким или каким-то там еще шпионом? Если нет, то кто финансировал Октябрьскую революцию? Конспирологов хлебом не корми, дай пофантазировать. И наш канал публиковал не раз такие фантазии, просто потому, что это представляется интересным для читателей.

Но если вдуматься, то какой смысл сейчас, спустя столетие, в засекречивании информации о том, во сколько миллионов долларов или марок обошлось свержение власти в Российской империи и подписание документов, выгодных “финансовому интернационалу”? Все выгодополучатели давно покинули сей мир. По какому поводу шумиха? Что изменит сейчас в российской и международной политике знание правды?

Или вот, к примеру, состояние здоровья вождей. “Подцепил ли Ленин во время эмиграции сифилис?” – это для жадного до сенсаций читателя куда важнее другого вопроса: за чей счет он жил в Европе, колесил из Лондона в Берлин, из Италии в Швейцарию? За счет мамы? Ой вей, как сказали бы известные персонажи анекдотов, всем бы такую богатую маму.

Кто боится рассекречивания архивов СССР?

На снимке – группа немецких врачей, лечивших Ленина в 1923-1924 гг. Их дневники и записи до сих пор засекречены. В 1999 г. срок секретности был продлен до 2024 г. Современные исследователи считают, что Ленин скончался от менинговаскулярного сифилиса головного мозга. Москва. СССР.

Так, ну ладно, допустим, у Ленина был сифилис. И что это меняет? Можно только посочувствовать провинциальному юристу и литератору, которого судьба вознесла до уровня вождя революции, как бы этот статус ни оспаривал Троцкий.

А вот, к примеру, байка о Сталине. Дескать, Бехтерев с опозданием приехал на партийный съезд, в качестве оправдания заявил, что смотрел одного «сухорукого параноика». Через день его отравили. Подтвердить или опровергнуть диагноз (если Бехтерев его действительно ставил, а рассказ – не выдумка Хрущева и родственников Бехтерева для повышения самозначимости) может публикация истории болезни Сталина.

Возникает сразу три вопроса:

1. Могла ли присутствовать запись о паранойе в медицинской карте Сталина? Очевидно, что нет. С какой стороны ни смотри.

2. Мог ли параноик управлять государством? Реально управлять, да еще при этом выполнять функции верховного главнокомандующего? И вести успешные переговоры с главами недружественных держав? Управлять готовой системой может любой дурак, что было доказано после Сталина. Но он-то создал эту систему. Помните, в первоначальной версии гимна СССР: “нас вырастил Сталин?” Параноик не может создать стройную государственную систему. Спросите у любого психиатра.

3. Кто и для кого меняет публикация медкарт ушедших правителей? Все что было – было.

Нет ответа?

Есть ответ.

Рассекречивания боятся те, кто боится узнать правду. Правда разрушает веру. Веру фанатиков и просто наивных людей, которые когда-то придумали для себя историю. А тут вдруг выясняется, что идеалы, фальшивые, идолы – неверные. Это все равно как ребенок наконец осознает, что Деда Мороза не существует. Или узнает не только ответ на вопрос “откуда берутся дети?”, но и осознает факт, что родители, которые учили его не врать, сами – врали. Будет ли уважать он после этого родителей – вопрос очень непростой. Вот на него точно нет ответа…

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.