Почему СССР не присоединился к союзникам в 1939 году?

1

- Advertisement -

Почему СССР не присоединился к союзникам в 1939 году? К весне 1939 года положение в Европе было тяжелым. Политика умиротворения, которую поддерживали Великобритания и Франция полностью провалилась.

Британский премьер-министр Невилл Чемберлен и французский премьер-министр Эдуард Даладье “пустили” Германию в Австрию (Аншлюс), а затем заставили Чехословакию отдать свой населенный немцами район (Судетская область) Гитлеру. Чемберлен, вернувшись из Мюнхена, где он подписал договор с Гитлером, хвастался, что он вернулся “с миром для нашего времени”. Однако всего через полгода, в марте 1939 года, Гитлер разорвал договор и оккупировал остальную часть Чехословакии. Теперь стало ясно, что умиротворить Германию невозможно – и Запад наконец потянулся к Москве.

Адольф Гитлер пожимает руку Невиллу Чемберлену. Предательство Чехословакии было одной из самых больших ошибок в истории международных отношений Великобритании.
Адольф Гитлер пожимает руку Невиллу Чемберлену. Предательство Чехословакии было одной из самых больших ошибок в истории международных отношений Великобритании.

Намёки от Сталина

За несколько дней до того, как немецкие войска оккупировали Чехословакию, Иосиф Сталин выступил с речью на съезде Коммунистической партии в Москве. “Государства – агрессоры ведут войну, нарушая интересы мирных государств… мы поддерживаем народы, ставшие жертвами агрессии, и боремся за независимость своих родных земель”, – сказал он. Это был явный намек на то, что Москва готова вести переговоры с западными странами – хотя Советский Союз все еще считал их враждебными капиталистическими нациями. Сталин понимал, что СССР остро нуждается в союзе с Англией и Францией, чтобы раздробить мощь стран оси. Формирование коалиции двух фронтов против Гитлера в 1939 году казалось достойным вариантом остановить его.

После того как Гитлер плюнул в лицо всем своим предыдущим соглашениям с Англией и Францией, захватив Чехословакию, Запад также понял опасность нацистской Германии. Тем не менее, было все еще трудно создать союз – поскольку Англия, Франция и, самое главное, соседи СССР боялись Сталина больше, чем Гитлера.

Сталин. СССР.

Возникновение споров

Невилл Чемберлен, сыгравший решающую роль в формировании политики западных демократий, особенно ненавидел коммунизм; сама идея сотрудничества со Сталиным вызывала у него отвращение. “Я должен признаться в самом глубоком недоверии к России. Я совершенно не верю в ее способность поддерживать эффективное наступление, даже если бы она этого хотела. И я не доверяю ее мотивам, которые, как мне кажется, имеют мало общего с нашими идеями свободы”, – писал он другу в марте 1939 года.

Почему Чемберлен так упрям? Дело было не только в его антикоммунистической позиции. Дело в том, что между Германией и СССР не было прямой границы: в случае, если бы Красной Армии пришлось воевать с нацистской Германией, либо Польша, либо Румыния должны были бы пропустить их через свою территорию – чего они не хотели делать. У Советского Союза были территориальные споры как с Польшей, так и с Румынией (из-за Западной Украины и Западной Белоруссии и Молдовы соответственно) – поэтому оба эти государства боялись, что советские войска, попав на их территорию, не уйдут.

Но всё же Чемберлен и Даладье неохотно начали переговоры со Сталиным.

Переговоры

С 15 июня по 2 августа английские, французские и советские представители собрались в Москве, чтобы принять решение о взаимной военной помощи. О чем они договорились после двух месяцев споров? Согласно проекту, все три державы должны были бы дать друг другу – и любому государству, граничащему с Германией (Эстония, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Турция, Греция и Бельгия) – гарантию военной помощи в случае германской агрессии.

Они достигли предварительной договоренности – но когда речь зашла о прямых переговорах между военными, всё рухнуло. В то время как СССР на переговорах представлял маршал Климент Ворошилов, советский министр обороны и близкий соратник Сталина, Англия и Франция направили в Москву лишь незначительных военных чиновников: Адмирала Реджинальда Дракса и Генерала Эме Думенка, которые даже не были уполномочены принимать какие-либо решения без одобрения своего правительства.

Адмирал Реджинальд Дракс и генерал Эме Думенк в Москве.
Адмирал Реджинальд Дракс и генерал Эме Думенк в Москве.

Тупик

Советское руководство было потрясено такими представителями от Британии и Франции, поэтому даже не рассматривали эти переговоры всерьез. Более того, переговоры зашли в тупик сразу же после того, как Ворошилов спросил, пустят ли Польша и Румыния Красную Армию через свои территории воевать с Германией. Драксу и Думенку не хватило компетентности ответить на такой принципиальный вопрос. Сталин считал, что эти государства были всего лишь марионетками, и что Англия и Франция могли бы заставить их согласиться – но все было гораздо сложнее и привело к тому, что Лондон и Париж не смогли убедить Варшаву в том, что СССР лучше Германии.

Безрезультатные переговоры были официально остановлены 1 августа 1939 года.

Буквально через два дня министр иностранных дел Германии Йоахим фон Риббентроп прибыл в Москву для подписания договора о ненападении (который включал секретный протокол о “разделе сфер влияния” в Польше). Сталин предпочел конкретную сделку с Гитлером, а не продолжение бесполезных переговоров с Лондоном и Парижем.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.